Локи: Исследования

Дороги Локи

Автор: Дагульф Лофтсон (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Для политеистических традиций не редкость, когда одно и то же божество предстает во многих ипостасях или носит многочисленные эпитеты, отражающие различные стороны его характера. Иногда создается впечатление, что каждое отдельное божество заключает в самом себе чуть ли не целый пантеон, и во многих традициях к различным аспектам того или иного бога или богини могут обращаться с совершенно разными целями. В сантерии эти различные аспекты или ипостаси духов-ориша называются «камино», то есть «дороги», и хотя все дороги одного ориша считаются все тем же самым ориша, подчас может показаться, что общего между ними очень мало. Так, например, Йемайя в неоязыческих кругах считается классической «богиней-матерью», однако у нее есть дорога по имени Окути — супруга Огуна, которая пьет ром, курит сигары и беспощадно рубит врагов своим мачете. Я слыхал, что Окути олицетворяет холод и жестокость океана. С другой стороны, у той же Йемайи есть дорога по имени Асесу — более кроткая и нежная, олицетворяющая морскую пену. И обе эти ипостаси — все та же Йемайя (и сам океан), хотя на первый взгляд они кажутся несовместимыми. Представление о том, что одно и то же божество может проявляться в разных ипостасях, встречается и в индуизме, где мантры нередко составляются из 108 имен, относящихся к различным аспектам одного и того же бога. Например, Ганешу можно призывать под такими именами, как Бала Ганапати («ребенок»), Вира Ганапати («доблестный воин») или Вигнешвара Ганапати («сокрушитель препятствий»), и каждое из этих имен скажет нам что-то свое о сложном характере этого божества.

Многие северные язычники таким же образом используют различные хейти и кеннинги скандинавских богов и богинь. Хотя не исключено, что некоторые из этих имен и прозваний носили чисто поэтический характер и служили, например, для создания аллитераций, лично я полагаю, что в древности они употреблялись и в религиозных целях. Все подобные имена сообщают нам нечто важное о природе богов и позволяют обращаться к определенным аспектам бога или богини, которых мы хотим призвать. Лик Одина, открывающийся в ответ на имя Оски («бог желаний»), не будет иметь ничего общего с тем, который явится в ответ на имя Драугадроттин («владыка мертвецов»), хотя оба они принадлежат одному и тому же божеству. Кроме того, некоторые люди чувствуют, что какое-то одно из прозваний их избранного божества вызывает у них более сильный отклик, чем все остальные. Например, моя коллега Галина Красскова упоминала, что из всех «дорог» Одина ей ближе всего Ганглери («усталый путник») — Один в образе вечного странника и искателя мудрости.

Многообразие кеннингов и хейти свидетельствует о том, что наши предки представляли себе богов чрезвычайно сложными сущностями. В современном северном язычестве Одина обычно чтут и призывают только в милостивых его ипостасях (таких, например, как Сигтюр — «бог победы»), однако стоило бы помнить, что он в такой же мере и Бёльверк («злодей»), и Скольвальд («владыка коварства»). Вместо того, чтобы приписывать Одину одни только благие или, наоборот, одни только отрицательные черты, разумнее было бы учитывать, что среди ипостасей Одина есть и очень добрые, и исключительно злые, а потому всегда нужно думать о том, какого именно Одина мы призываем.

Общеизвестно, что к Локи многие северные язычники относятся с большим подозрением, а некоторые даже утверждают, что с этим богом у них лично связан крайне неприятный опыт. Но возникает вопрос: если эти люди заранее предполагали, что Локи проявится в их жизни как негативная сила, не могло ли случиться так, что они невольно привлекли к себе внимание одной из самых темных его «дорог»?  Возможно, все сложилось бы по-другому, если бы они обращались к Локи в его более доброжелательной ипостаси. Кроме того, я знаком с некоторыми локианцами, представляющими себе Локи совершенно не так, как я, или знающими его с совершенно другой стороны (хотя встречаются и такие, чей опыт общения с этим богом мало чем отличается от моего). Можно ли объяснить эти расхождения тем, что мы с этими людьми настроены на разные «дороги» — и на разные имена — Локи? У Локи гораздо больше имен, чем я собираюсь рассмотреть в этой статье, но среди них можно выделить несколько основных, с которыми люди встречаются чаще всего. Я даю этим хейти собственные интерпретации, но, возможно, последователям Локи будет интересно найти полный список и проверить, какое из имен их избранного бога находит у них в душе самый сильный отклик само по себе. Когда в сантерии человека коронуют кем-либо из ориша[1], обязательно проводится гадание, чтобы определить, какую из «дорог» этого ориша он несет в себе. Такое же гадание может провести и служитель Локи  — или, если уж на то пошло, любого другого скандинавского бога или богини, — чтобы определить, какой из аспектов его избранного божества ему наиболее близок. Так или иначе, мы узнаём богов полнее и глубже, знакомясь с различными их ипостасями, а это способствует развитию их современных культов.

 

1. Лодур (Lóðurr)

Символ: Сириус.
Цвета: кроваво-красный, золотой, желтый.
Источники: «Прорицание вёльвы», 18; «Рима о Трюме», I.21.

Вопрос о тождестве Локи и Лодура вызывает множество споров, хотя в действительности решается он просто: достаточно лишь обратиться к исландским римам — эпическим балладам XIV—XV вв. Одна из этих баллад, «Рима о Трюме», излагает те же мифологические события, что и эддическая «Песнь о Трюме»: великан Трюм похищает молот Тора, Мьёлльнир, и не соглашается вернуть его, пока не получит в жены Фрейю. Тора уговаривают переодеться в женское платье и отправиться за молотом под видом Фрейи, а Локи сопровождает его в обличье служанки. В версии «Римы о Трюме» великан прямо называет Локи Лодуром.

Из-за того, что римы возникли слишком поздно, некоторые исследователи, изучавшие вопрос о связи между Локи и Лодуром, попросту сбрасывали со счетов это свидетельство. Однако Хаукур Торгейрссон предполагает, что такое невнимание объясняется всего лишь малоизвестностью этих баллад, и выдвигает аргументы в пользу того, что сочинитель «Римы о Трюме» знал о тождестве Локи и Лодура непосредственно из устной традиции[2].

Лодур — это Локи в ипостаси бога-творца. В этом своем аспекте он — брат и спутник Одина и Хёнира. Лодур наделяет Аска и Эмблу дарами, которые описываются как  ok litu góða — «кровь» (?) и «добрый цвет»; таким образом, его можно рассматривать как бога телесного огня и крови. Кроме того, он связан с животворным огнем солнца и звезд и покровительствует звезде Сириус (Локабренна). Эта ипостась Локи напрямую связана с той частью души, которая называется «хам» или «хама» (hamr) и при помощи которой совершаются путешествия в духе и перемены обличья.

 

2. Ве (, «Священное место»)

Символ: сердце.
Цвета: оранжевый, желтый, белый.
Источники: «Видение Гюльви», 6; «Сага об Инглингах», 3; «Перебранка Локи», 26.

Локи как огонь очищения и освящения. В древнескандинавской религии «ве» — это священное место, очищенное огнем. Лично я считаю, что Вили и Ве — это другие имена Хёнира и Лодура, а, следовательно, Ве — это еще одно из именований Локи. Это та самая ипостась Локи, в которой он съел сердце некоей ведьмы («Песнь о Хюндле» [41]) и произвел на свет чудовищ[3]. Кроме того, Ве — воплощение очистительного огня, трижды поглотившего Гулльвейг (которую я рассматриваю как одну из ипостасей Фрейи), и это взаимное посвящение связывает его с искусством сейда.

 

3. Лофт (Loptr, «Небесный»)

Символы: змея, молния, башмаки.
Цвета: красный, оранжевый, зеленый.
Источники: «Драпа о Торе», 1; «Хаустлёнг», 8; «Видение Гюльви», 33; «Перебранка Локи», 6, 19; «Песнь о Хюндле», 41.

Локи как небесный огонь (молния) и носитель божественного знания. Это спутник Тора (Грома), странствующий с ним по небу на колеснице и сопровождающий его в поездке к великану Трюму. Именно в этой своей ипостаси Локи владеет башмаками, «в которых он мог бежать по водам и воздуху» («Язык поэзии» [43]), и одалживает у Фрейи соколиное оперение, выполняя роль вестника богов.

 

4. Гамлейд (Gammleið, «Дорога коршуна»)

Символ: коршун.
Цвета: красный, оранжевый, желтый.
Источник: «Драпа о Торе», 2

Локи в ипостаси огня, пожирающего мертвых. Эта «дорога» Локи состязалась с Логи (огнем лесного пожара) и поглотила тело Бальдра на погребальном костре. В этом же своем аспекте Локи освобождает душу умершего, когда сгорает его тело. Женский характер этого имени[4] позволяет предположить, что эта же ипостась Локи — мать Слейпнира (которого можно символически осмыслить как похоронные дроги).

 

5. Инн Бунди Ас (Inn Bundi Áss, «связанный бог»)

Символы: лосось, рыболовная сеть.
Цвета: черный, зеленый, оранжевый.
Источник: «Язык поэзии», 23.

Локи как бог подземного огня. В этой ипостаси он — владыка землетрясений и горячих источников. В «Перебранке Локи» он выступает как божество, открывающее суровую правду, за что асы связывают его в подземной пещере. В этом же своем аспекте Локи изобрел рыболовную сеть, которой и был пойман, когда принял обличье лосося.

 

6. Инн Слеги Ас (Inn Slægi Áss, «коварный бог»)

Символы: лиса, овод, тюлень.
Цвета: оранжевый, черный, белый.
Источник: «Язык поэзии», 23.

Локи как божественный трикстер. В этой ипостаси он связан с огнем кузнечного горна, с карликами-кузнецами и с ремесленниками вообще. Как Коварный Бог он похитил волосы Сив и добыл взамен новые, золотые волосы для нее и различные дары для других богов. В этом же аспекте он отнял сокровища у карлика Андвари.

 

7. Хведрунг (Hveðrung, «ревун»)

Символ: вулкан.
Цвета: черный, темно-красный, кроваво-красный.
Источник: «Прорицание вёльвы», 55.

Локи как сокрушитель миров и мстительный бог разрушения. В этой ипостаси он повелевает лесными пожарами и вулканами, правит кораблем Нагльфар и ведет на битву сынов Муспелля. Локи-Хведрунг — супруг Ангрбоды, отец Фенриса, Йормунганда и Хель. Он выходит на бой, вооружившись мечом Лэватейн («посохом разрушения»).

 

8. Лэва Лунд (va Lundr, «древо обманов»)

Символы: паук, блоха.
Цвета: черный, красный, желтый.
Источник: «Хаустлёнг», 11

В этой ипостаси Локи — бог-обманщик и зачинщик раздоров. Это он заманил Идунн к великану Тьяцци, похитил ожерелье Фрейи, вложил дротик из омелы в руку Хёда и уговорил Тора прийти к великану Гейррёду безоружным. Этот аспект Локи можно уподобить руне Наутиз — «огню нужды»: он создает препятствия, чтобы боги преодолевали их и становились сильнее. Это паук, ткущий паутину судьбы, в которой запутываются боги.

 

9. Вер Сигюньяр (Ver Sigynjar, «муж Сигюн»)

Символ: котел (для варки жертвенного мяса).
Цвета: оранжевый, желтый, голубой.
Источник: «Язык поэзии», 23

В этом своем аспекте Локи олицетворяет огонь домашнего очага и огонь сердца. Это священное пламя, на которое Сигюн возлагает подношения, укрепляющие силу богов. Это муж Сигюн и отец Вали и Нарви. И в этой же ипостаси Локи выступает как защитник детей (см. фарерскую балладу «Сказка о Локи»).

 

См. также: Имена и кеннинги Локи; Неоязыческие кеннинги Локи.

[1] Т.е. посвящают в жрецы какого-либо ориша. — Примеч. перев.

[2] Þorgeirsson, Haukur. Lokrur, Lóðurr and Late Evidence. RMN Newsletter, May 2011, No. 2. (Folklore Studies / Dept. of Philosophy, History, Culture and Art Studies, University of Helsinki, Helsinki).

[3] В действительности Локи в этой строфе фигурирует под именем Лофт. — Примеч. перев.

[4] Слово gammleið в древнескандинавском языке женского рода. — Примеч. перев.

 

Dagulf Loptson (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Новости

13.12.2017

В раздел "Фрейя: практики" добавлен ритуал Фрейи из цикла "12 дней Йоля"

13.12.2017

В разделы "Идунн: практики" и "Браги: практики" добавлен ритуал Идунн и Браги из цикла "12 дней Йоля".

11.12.2017

В разделы "Ньёрд: практики" и "Нертус: практики" выложен ритуал Ньёрда и Нертус из цикла "12 дней Йоля"

10.12.2017

В разделы "Улль: практики" и "Скади: практики" добавлен ритуал Скади и Улля из цикла "12 дней Йоля"

10.12.2017

Магический театр "Orgia Sanguinea II" приглашает на открытую телемическую церемонию "Ритуал Бабалон"