Эгир: История и исследования

Эгир

Автор: Джон Линдоу (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Джон Линдоу, "Скандинавская мифология"

Эгир (Aegir) — олицетворение моря; знаменитый хозяин пиршественной палаты богов, причисляемый, однако, к йотунам.

В поэзии скальдов имя «Эгир», по-видимому, употребляется как синоним «моря» и служит основой для многих кеннингов: например, «конь Эгира» — корабль, «дочери Эгира» — волны. Снорри в «Языке поэзии» сообщает, что жену Эгира зовут Ран и что у них девять дочерей, имена которых по большей части представляют собой различные названия волн. Поскольку в списках имен Ран упоминается в числе богинь, а Эгир поддерживает мирные отношения с богами, причисление его к великанам в тех же списках вызывает некоторые сомнения.

В эддических песнях Эгир нередко предстает как хозяин пиршественной палаты богов. «Песнь о Хюмире» начинается с рассказа о том, как боги собираются на пир к Эгиру, а тот требует доставить ему огромный котел, в котором он смог бы наварить пива на всех гостей. Далее повествуется о том, как Тор добыл этот котел у великана Хюмира [Hymir]. Действие «Перебранки Локи» — эддической песни, следующей за «Песнью о Хюмире» в «Королевском кодексе», — разворачивается на пиру у Эгира (и, более того, в бумажных списках эта песнь называется «Aegisdrekka», т.е. «Эгиров пир»). В прозаическом вступлении к «Перебранке Локи» сообщается: «Эгир, который иначе назывался Гюмир [Gymir], наварил асам пива…»[1]. Перечислив гостей (почти всех асов, за исключением Тора, который в то время истреблял троллей на востоке), автор песни добавляет, что пиршественную палату Эгира освещало сияние золота, а пиво само лилось в кубки. В доме Эгира все соблюдают мир, но Локи нарушает перемирие, убивая слугу Эгира, Фимафенга, а затем оскорбляя другого слугу, Эльдира, с чего и начинается «перебранка». Завершающее оскорбление Локи наносит самому хозяину дома:

Пива ты, Эгир,
немало припас,
но напрасно старался:
пусть все, чем владеешь,
в пламени сгинет,
пусть опалит
огонь тебе спину!

В «Речах Гримнира» упоминанием о гостеприимстве Эгира завершается перечень сведений, которые Один сообщает королю Гейррёду: сразу же после слов об Эгире начинается перечисление имен, в котором Один открывает свою истинную сущность. Однако Эгир прославился не только как радушный хозяин, но и как гость. Снорри начинает свой «Язык поэзии» со следующего рассказа об Эгире:

Одного человека звали Эгир или Хлер[2]. Он жил на острове, что теперь называется Лесё[3]. Он был изрядно сведущ в колдовстве. Он держал раз путь в Асгард, и, ведая о том, асы радушно его приняли, хотя не обошлось тут и без обманных чар[4].

Структурное сходство между «Языком поэзии» и «Видением Гюльви» проступает еще более явственно, когда Браги, сидящий на пиру рядом с Эгиром, принимается развлекать Эгира сказаниями, начав с истории о Тьяцци, Идунн и Скади. Выслушав ее, Эгир задает вопрос, ответом на который становится еще одна история. Диалог между Эгиром, задающим вопросы, и Браги, развернуто отвечающим на них, продолжается на протяжении многих страниц и служит обрамлением для пересказа многих мифов. Через некоторое время вопрошающего и отвечающего перестают называть по именам, но диалоговая форма сохраняется до самого конца текста, а имя Эгира появляется вновь в одном из вопросов о кеннингах: «Почему золото называют огнем Эгира [или огнем моря]?» Ответ уже известен нам из прозаического введения к «Перебранке Локи»: пиршественную палату самого Эгира освещало золото.

Начальную часть «Саги об оркнейцах» иногда называют «Основанием Норвегии»; она тесно связана с разделом «Книги с Плоского острова» под названием «Как заселялась Норвегия». Начинается эта сага рассказа о короле по имени Форньот, который правил северной частью Норвергии. «У Форньота было три сына. Одного звали Хлер, которого мы зовём Эгиром, второго — Логи, третьего — Кари»[5]. Слово hler, как и aegir, означает «море». Слово logi означает «огонь», а kari фигурирует в списках имен как одно из названий ветра. Таким образом, в генеалогической традиции, локализуемой в Норвегии, Эгир как персонификация моря, по всей видимости, считался одной из трех природных стихий.

 

[1] Здесь и далее «Старшая Эдда» цитируется в пер. А.И. Корсуна. — Здесь и далее примечания переводчика.

[2] Др.-сканд. hlér — «море».

[3] Hlésey, букв. «остров Хлера»; расположен в проливе Каттегат  (Дания).

[4] Здесь и далее «Младшая Эдда» цитируется в пер. О.А. Смирницкой. Любопытна также параллель между упоминанием о золоте, которое служило источником света в чертоге Эгира (см. выше), и следующим описанием пира у асов, на котором присутствует Эгир: «Вечером, как настало время для пира, Один велел внести в палату мечи. И они так сверкали, что там стало светло, и, пока все сидели за пиром, не нужно было другого огня». Далее в «Языке поэзии» (41) эта параллель отмечается прямо: «Когда боги расселись по местам [на пиру у Эгира], — Эгир приказал внести в палату светящееся золото, и оно, как огонь, озарило всю палату и светило во время пира, подобно тем мечам, что служили вместо огня в Вальгалле».

[5] Пер. Т. Ермолаева.

John Lindow (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Новости

03.12.2019

В раздел "Бригид: исследования" выложена заключительная часть статьи Александра Кармайкла "Родословие Бригиты"

01.12.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Геката как госпожа демонов" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката"

27.11.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Геката как Душа и Жизнь" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката" 

23.11.2019

В раздел "Бригид: исследования" выложена первая часть статьи Александра Кармайкла "Родословие Бригиты"

17.11.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Добродетели" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката"