Хюндла: Практики

Родовые линии

Автор: Рейвен Кальдера (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: "Странники Вирда: практические методы в традиции северного шаманизма"

Все магические традиции — разные. И различаются они не только своими знаками и символами и своими богами и духами: всегда существуют какие-то особые таинства, которые в одной магической культуре считаются невероятно важными, а в другой — несущественны или вовсе неизвестны. Из этого следует, что у каждой магической традиции — своя система «специальностей», не все из которых доступны другим культурам.

Одна из самых неоднозначных «специальностей», присущих традиции северного шаманизма, — это магия крови и родовых линий. Наши боги зачинают с нами детей в рамках долгосрочных генетических экспериментов; наши пантеоны соперничают между собой за превосходство по части родовых линий; у нас даже есть особая богиня, покровительствующая родословным. В некоторых других традициях тоже встречается нечто подобное, хотя и не столь часто: например, даосские бессмертные иногда вмешиваются в человеческие родословные и порождают детей от смертных. А в древнеегипетской магический традиции, наоборот, родословным не придается никакого значения: египетские боги не интересуются этой сферой и отдают предпочтение другим «специальностям».

Особое значение, которое придается родовым линиям в северной традиции, глубоко беспокоило и раздражало меня, когда я только начал работать со скандинавскими божествами. Мне, современному американцу, воспитанному в духе антирасизма (насколько это вообще возможно для белого), было трудно понять, почему они так носятся с родословными. Современный американец убежден, что любой человек способен заниматься чем угодно, независимо от того, что заложено в его генах. И даже те, кто упрекает нас, что мы будто бы воруем традиции у коренных народов, не забывают подчеркнуть, что исключительное право на эти традиции дает воспитание, культурная среда и окружение, а вовсе не ДНК. Поэтому такие горячие споры вызывают ситуации с генетическими чужаками, официально принятыми в аборигенные культуры, и, наоборот, с теми потомками коренных народов, которые выросли в чуждой среде, но затем открыли для себя традиции предков.

Когда узнал имя — и увидел лицо — богини, заявившей на меня свои права, меня несколько раздосадовало, что Она оказалась одной из богов моих германских предков. Впрочем, я утешился тем, что мне доводилось иметь дело и с божествами, которых первоначально чтили народы, не имеющие (насколько мне известно) ни малейшего отношения к моей родословной. Более того, время от времени Хела по-прежнему отправляет меня работать с божествами из других пантеонов, хотя это, по-видимому, не ее личная склонность, а общая тенденция для всех рёкков. Но, так или иначе, я  все глубже и глубже погружался в картину мира своих генетических предков — чуть ли не против воли. Я обнаружил, что она не менее сложна и многогранна, чем разветвленные пантеоны древних греков и египтян, которые я изучал еще в школе. Вообще, надо отметить, что на уроках по мифологии, в учебниках и книгах по домашнему чтению основное внимание уделяется античным пантеонам, тогда как скандинавские и кельтские божества описываются скупо и поверхностно, а мифы излагаются так, что кажутся, скорее, детскими сказками, чем элементами полноценных мифологических циклов. Но чем глубже я погружался в мир северных богов, тем яснее мне становилось, что дело обстоит иначе.

Во всякой космологической системе, которая включает в себя сложную иерархию божеств и циклы мифов, охватывающие большие периоды времени, непременно отражаются проблемы культурной, а иногда и этнической напряженности — особенно в тех случаях, когда имело место историческое противостояние завоевателей и побежденных или коренного и пришлого населения. И подчас за этим стоит некий важный смысл. Этот смысл может лежать буквально на поверхности, но признать его нам как-то неловко. Обычно мы попросту принимаем тех богов, которые представлены в мифах в наиболее благоприятном свете (а это, как правило, боги последних по времени завоевателей), а более старых отодвигаем на второй план или откровенно демонизируем. Поэтому Зевс побеждает титанов; поэтому Брахма и Вишну оттесняют на вторые роли Шиву — более древнего бога. Правда, в скандинавской мифологии война асов и ванов заходит в тупик и завершается перемирием, что само по себе необычно, и остается только гадать, какие исторические события могут соотноситься с таким сюжетным поворотом. Но все-таки ваны не так уж сильно отличаются от асов, несмотря на все культурные различия; а вот йотуны — это уже принципиально иная раса… и здесь есть один любопытный момент: когда кто-то из асов сочетается браком с великаншей или великаном, ребенок всегда оказывается асом.

В «Книге йотунов» я привожу НЛГ духовидцев, работающих с богами северной традиции, и среди них попадаются свидетельства о том, что асы не чужды определенной форме расизма. Заявлять об этом прямо считается неприличным, но, по-видимому, все боги сходятся во мнении, что кровь асов сильнее, или, по крайней мере, устойчивей, чем йотунская. Поэтому от дети от смешанных браков между асами и йотунами всегда больше походят на небесных богов, чем на великанских, и признаются таковыми без возражений. Свойственной асам (и ванам, которые почти не уступают Им в этом отношении) асы оправдывают тот факт, что именно они, а не гораздо более многочисленные йотуны правят миром с вершины Иггдрасиля и пользуются гораздо большим почетом у ничтожных смертных Мидгарда. (Хотя в действительности асы «правят» далеко не всеми мирами Иггдрасиля и даже не имеют влияния на большинство их обитателей.) Иными словами, весь мифологический цикл Северной традиции вращается вокруг расового конфликта и притязаний на превосходство со стороны победившей касты.

Лично мне было очень и очень трудно это принять… тем более что моя покровительница — одна из главных богинь презираемой «низшей» расы, к которой принадлежат и мои «старшие родичи». Я гляжу на маргинальные элементы в среде приверженцев северных религий — на всех этих расистов и неонацистов, — и понимаю: несмотря на то, что этих людей в действительности не так уж много и большинство их единоверцев тщательно стараются от них отмежеваться, сам факт их наличия воспринимается как отголосок этого древнего расового конфликта, пожар которого не отпылал в Девяти мирах и по сей день. Но, разумеется, идеальных религий нет: если как следует покопаться, то в любом вероисповедании обнаружится что-нибудь такое, без чего мы предпочли бы обойтись: например, индуистская система каст, или Зевс-насильник, или ортодоксальные иудеи, благодарящие Яхве за то, что они родились не женщинами, или Лука 14:26… Куда ни глянь, везде отыщется что-нибудь, от чего мы невольно поморщимся.

Яркий пример того, как божественная кровь смешивается с человеческой, — миф о боге Риге/Хеймдалле. Хеймдалль перерождается как человек под именем Риг и отправляется в Мидгард, чтобы стать прародителем трех сословий (необходимость в каждом из которых тщательно обосновывается) и тем самым влить кровь Одина в жилы смертных. Немало других примеров находится в исторических преданиях о королях, оправдывающих свои притязания на трон божественным происхождением. Так, Инглинги, от имени которых получила название Англия, возводили свою родословную к Ингви/Фрейру, породившему основателя этой династии во время своей ежегодной жертвенной церемонии. Девять миров, некогда разошедшиеся далеко друг от друга, теперь снова сближаются, и среди людей уже дает о себе знать кровь йотунов и рёкков; и можно предположить, что в грядущих поколениях проявится влияние рас, населяющих остальные миры, — ванов, альвов, асов, а, возможно, и двергов. Нравится нам это или нет, но все наши боги придают родословным важное значение.

Но это вовсе не значит, что боги нашей традиции заинтересованы исключительно в потомках североевропейских родов. Довольно часто они выбирают людей, не имеющих ни малейшего отношения к северным родовым линиям, и в особенности к этому склонны боги и духи йотунов. Не будем забывать, что они особенно близки Природе со всем присущим ей хаосом и игрой случая, а с точки зрения Природы разнообразие — синоним изобилия. Достойный представитель любой родовой линии обогащает своими дарами северную традицию. И в нашем мире, и в Иных мирах сепаратизм противоречит природным циклам. Даже асы признают и принимают как наследников своих детей от великанш и ценят союзников из других рас, доказавших свою преданность.

Кроме того, мне представляется, что это — один из способов, которыми мы можем научить наших богов чему-то новому. Когда я упоминал об этом раньше, на меня обрушивались возражения со стороны тех, кто воспринимает богов как некие неизменные, застывшие архетипы. Но те из нас, для кого боги — это реальные, живые существа, способные усваивать новые знания и умения, не исключают, что мы можем влиять на них своими поступками и мыслями. Это не значит, что мы относимся к богам как к «мыслеформам», которые можно изменить усилием воли. Нет, все дело в том, что боги не смогут не заметить, если достаточно многие из тех, кто с ними работает, попытаются оказать на них определенное влияние. Если достаточно многие из нас будут повторять, что считать другую расу низшей на том лишь основании, что она совсем иная, — это неправильно и бесчестно, то, возможно, нам удастся донести эту мысль до богов. Боги тоже умеют учиться. Лоа и ориша афро-карибских религий сумели приспособиться к католическому контексту, потому что другого выхода у них не осталось. Наши боги тоже могут заметить, что мы отказываемся длить старую вражду, и сделать выводы.

Работая с духами, вы, скорее всего, будете сталкиваться с людьми, нуждающимися в совете по поводу родовых линий. Некоторые, например, несут на себе старые родовые проклятия. Подобное проклятие — это не кара в духе ветхозаветной ответственности детей за грехи отцов: просто в прошлом кто-то из предков этого человека сделал нечто такое, отчего нити его Вирда запутались, и эти узлы переходят из поколения в поколение, мешая жить его потомкам. Чаще всего это происходит тогда, когда человек — будь то по забывчивости или намеренно — нарушает договор, заключенный с каким-нибудь богом или духом, и это влечет за собой далеко идущие последствия, от которых страдает не только сам нарушитель, но и его дети и внуки. Это может показаться несправедливым, но таков закон природы. Если ребенок рождается с отклонениями из-за того, что мать во время беременности принимала лекарства с вредными побочными эффектами или отец был на войне и подвергся воздействию «эйджент орандж», это тоже несправедливо, но такое случается. И лучшее, что здесь можно сделать, — это не искать, на кого возложить вину, а думать, как решить проблему.

О том, что с этим можно поделать, уже довольно подробно говорилось в главах о работе с удачей и вирдом. Если вы предполагаете, что «проклятие» привязано к родовой линии, вам следует проследить эту линию в прошлое до самого источника проблемы. Родовые «проклятия» нередко проявляются как постепенное накопление генетических болезней, подчас необычно устойчивых к любым формам лечения — и магическим, и природным, и технологическим. Кроме того, носители родовых «проклятий» нередко сходятся друг с другом и производят потомство (не знаю, чем это объяснить, — разве что принципом «подобное притягивает подобное» на каком-то космическом уровне), в результате чего «проклятие» продолжается в роду сразу по двум линиям. Против биологии не попрешь, и простое распутывание нитей не избавит человека от генетических болезней, но лечить их магическими средствами станет легче и появится надежда, что они не передадутся по наследству.

Вы как духовидец должны объяснить клиенту ситуацию как можно более честно и прямо. Если он досадует или злится на прошлое, подчеркните, что для проработки потребуется прощение — хотя бы потому, что нехорошо сердиться на людей, которые уже давным-давно умерли. В свое время эти люди поступили так, а не иначе, неспроста: у них были на то свои причины. Возможно, им это казалось правильным; возможно, они находились в отчаянном положении и несли ответственность за жизни многих других людей. Возможно, они даже не понимали по-настоящему, какой договор им предложили и кто именно, а знали только одно — это их единственный шанс на выживание. А ведь, в сущности, то, что наши предки выжили, — это главный дар, который они вручили нам, своим потомкам. Если бы они не выжили, нас бы здесь не было — или, по крайней мере, мы были бы совсем другими людьми.

На подобные явления важно смотреть в широком контексте. Все мы выбираем, чем питаться, где жить и чем заниматься; все мы ежедневно и ежечасно совершаем выбор, который отчасти предопределит будущее наших детей и всех прочих людей на нашей планете. Пока мы живем в физическом теле, мы не вправе судить о том насколько дальновидны были наши предки; и кто знает, на какие сделки с дьяволом нам еще придется пойти, чтобы сохранить этот мир в целости для наших потомков? Если клиент сердится на своих предков, скажите ему, что лучшим выходом для этого гнева станет более осознанное отношение к своим собственным ситуациям выбора и готовность не повторять столь разрушительных ошибок.

Разумеется, бывают и приятные открытия. Исследуя чью-нибудь родовую линию, вы можете обнаружить кинфюльгью — духа-хранителя, присматривающего за родом. Иногда эту роль выполняет кто-то из умерших предков, иногда — дух нечеловеческой природы, в свое время подружившийся с кем-то из предков и приглядывающий за его потомками из чистой приязни; а иногда, хотя и не часто, — божество или какой-нибудь могущественный дух (либо даже целое семейство богов или духов), взявший этот род под опеку. В последнем случае можно смело предполагать кровную связь рода с этим божеством: бог вошел в тело кого-то из предков, когда тот занимался любовью, и ребенок, зачатый в этот момент, унаследовал частицу божественной крови. Кинфюльгья нередко вмешивается и спасает своих подопечных, если их жизни грозит опасность. Кроме того, она может устраивать им браки с людьми, чьи генетические особенности могут быть полезны для «ее» родовой линии; в особенности к этому склонны божества — хранители рода. (Похоже, что в моем собственном роду кинфюльгьями оказались Хела и все ее семейство: во многих моих предках по обеим линиям — и по отцовской, и по материнской — давала о себе знать кровь Железного Леса.) Человек может понятия не иметь, что у него есть кинфюльгья и что она ему помогает, так что духовидец должен проверить это сам. Если удается найти хранителя рода, с ним нередко можно договориться о помощи или, по крайней мере, получить от него ясные указания о том, как навести порядок в родовом наследии.

Raven Kaldera (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Новости

03.12.2019

В раздел "Бригид: исследования" выложена заключительная часть статьи Александра Кармайкла "Родословие Бригиты"

01.12.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Геката как госпожа демонов" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката"

27.11.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Геката как Душа и Жизнь" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката" 

23.11.2019

В раздел "Бригид: исследования" выложена первая часть статьи Александра Кармайкла "Родословие Бригиты"

17.11.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Добродетели" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката"