Хела, богиня мертвых

Автор: Галина Красскова (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
 

Впервые я встретилась с Хелой лицом к лицу на бесплодном Берегу Костей, близ Настронда. Я лежала навзничь на груде черепов и костей, открытая, беззащитная, уязвимая, как все мы уязвимы перед смертью. Не в силах шевельнуться, я лишь оглядывала унылый, однообразный ландшафт цвета тусклой охры и следила за медленно приближающейся фигурой в серых одеждах. Я и не догадывалась, что ко мне вот-вот прикоснется сама Богиня Смерти, — но потом я все-таки разглядела Ее лицо. Тогда я все поняла, и, наконец, сподобилась испугаться.

До этого я сталкивалась с Ней еще раз, хотя и не настолько непосредственно. В тот раз Она пришла во гневе и выбранила меня за непочтительность. Она объяснила мне, что я не воздаю подобающих почестей умершим, хотя то и дело обращаюсь к ним за помощью. И что я не воздаю подобающих почестей духам земли, хотя без зазрения совести использую все, что они дают. Это явление Хелы застало меня врасплох, в разгаре ритуала, который я проводила с совершенно иными целями. Она обошлась лишь несколькими словами, но говорила сурово и резко. Я усвоила урок и больше не повторяла своих ошибок. С того же вечера и по сей день я делаю все подношения, как положено.

В третий раз я вошла в Ее владения по-настоящему и пала перед Нею ниц, моля о милости. И на сей раз встречи с Ней я искала сама. По велению Одина мне предстояло пройти все Девять миров, один за другим. Я должна была смириться, я должна была пройти в танце полный круг испытаний, научиться кое-чему очень важному и — как женщина, как воин и как шаман — принести в жертву смерти некоторые части своей личности. Откуда же еще было начать этот путь, как не из мира Хель?

Хель, или Хела, — это, как всем нам хорошо известно, скандинавская богиня нижнего мира смерти, и, как следствие, возрождения. Она — дочь двух могущественных йотунских божеств: Локи (Трикстера и Сокрушителя Миров) и Ангрбоды (могущественной предводительницы кланов Железного Леса, чье имя означает «Вестница горя»). У Хелы есть родной брат — Фенрис, великий Волк Хаоса, — и брат-сестра, Мировая Змея или Змей Йормунганд, обвивающий своим телом весь Мидгард. Сама Хела выглядит устрашающе: наполовину — как женщина, а наполовину — как гниющий труп или, по другим рассказам, как скелет. Согласно дошедшим до нас литературным памятникам, асы так устрашились при виде этих троих детей Ангрбоды и Локи (и при мысли о том, как может раскрыться весь потенциал Их стихийной мощи), что Один выдворил их за пределы упорядоченного мира. Фенрис был скован и посажен на цепь, Йормунганд — брошен в океан, окружающий землю, а Хелу навеки изгнали в тот мир, который теперь носит Ее имя, — Хельхейм. Но современные мистики, опирающиеся на личный гнозис, рассказывают эту историю по-другому, и многие из тех, кто поклоняется Хеле в наши дни, говорят, что Она отправилась в страну мертвых и заняла опустевшее место Владычицы Смерти по доброй воле — потому что умершие в Ней нуждались и потому что никто другой не смог бы (да и не пожелал бы) взять на себя эту роль. Пока Она не пришла, умершие скитались без крова и пристанища, и некому было о них позаботиться. Так что Хель отправилась в изгнание добровольно — из сострадания к умершим. Современное немецкое слово «hell» означает «светлый, ясный», — и такое значение в каком-то смысле подходит этой богине.

Мир Хелы называется «Хельхейм» — «Чертог Хелы». Он лежит у корней Мирового Древа и может считаться скандинавской разновидностью Подземного мира. Хельхейм — прибежище для всех умерших, кроме тех, кто пал в бою, и за порядком в нем следит богиня Хела. Иногда Хельхейм называют «великими палатами» этой богини. Она заботится обо всех его обитателях, независимо от их общественного положения, пола, судьбы и прочих различий. Вопреки распространенному заблуждению, это не царство ужасов и страданий, а, скорее, место покоя и отдохновения. Хельхейм охраняет свирепый пес по имени Гарм. Попасть в этот мир можно по узкому, как лезвие клинка, мосту, подвешенному на одном-единственном волоске между миром живых и миром мертвых. На страже этого моста стоит богиня-воительница Модгуд, не допускающая в Хельхейм никого из живых. Мир Хелы окружен могучей и крепкой стеной Хельгринд, что значит «ограда Хель». Предназначение этой ограды двояко: с одной стороны, она не дает мертвым разбрестись по остальным мирам, а с другой, что еще более важно, — защищает мертвых от назойливых живых.  В глубины Хельхейма, под фундамент священного и безмолвного чертога самой Хелы, уходит один из трех могучих корней Иггдрасиля. Неподалеку от этого чертога, на пустынном морском побережье, стоит другой одинокий дом. Это Настронд, место испытаний и отчаяния. Здесь очищаются или растворяются души нечистых, нечестивых и утративших целостность. Рейвен Кальдера, шаман и служитель Хель, называет Настронд «самым ужасным местом во всем Хельхейме».

Galina Krasskova (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная